Стефан Хек и Мэтт Роджерс: «Ресурсная революция: Как воспользоваться бизнес-возможностями века»

Стефан Хек и Мэтт Роджерс Ресурсная революцияСокращение запасов природных ресурсов в сочетании с новейшими технологиями и достижениями современной науки станет мощным стимулом роста глобальной экономики, — утверждают Стефан Хек и Мэтт Роджерс, соавторы выданной в апреле этого года книги «Resource Revolution: How to Capture Biggest Business Opportunity in a Century» («Ресурсная революция: Как воспользоваться бизнес-возможностями века»). В интервью McKinsey & Company Хек и Роджерс рассказали про некоторые идеи, которые освещены в их работе.

— Если в общем, как бы вы охарактеризовали актуальные проблемы современной экономики?

Стефан Хек: В общем, я оптимист. Поэтому считаю, что хотя мы и сталкиваемся с беспрецедентным сокращением продовольственных запасов, земельных, водных и энергетических ресурсов по всей планете с одновременным ростом ее населения от 6 млрд. до уже 9 млрд., — все это в первую очередь не проблема, а вызов для человечества. Вызов для нашего изобретательского и инновационного потенциала.

Мэтт Роджерс: То, что мы сейчас наблюдаем, скорее можно назвать характерным признаком нашего времени, чем угрозой для глобальной экономики. Среда человеческой деятельности меняется радикально, чем когда-либо на протяжении ста предыдущих лет.

— А если конкретнее, что означает переход от кризиса к возможности?

Мэтт Роджерс: Примерно с 2005-го начался стремительный рост цен на энергоносители, золото, медь, сталь. Двигателем этого стало осознание: природных ресурсов было мало, чтобы обеспечить ими глобальный средний класс, численность которого должна увеличиться на 2,5 млрд. Тогда всех волновал вопрос, как поддерживать экономический рост в условиях неблагоприятных цен. И только где-то в 2010-м или 2011-м годах до нас наконец начало доходить: «Однако высокая цена на ресурсы может стать не столько самой большой угрозой, сколько началом новых возможностей для глобальной экономики. Тогда мы увидели быстрое развитие определенных тенденций, которые, в основном, базировались на сочетании отраслевых и информационных технологий. Наиболее впечатляющим стали сначала развитие добычи сланцевого газа, а теперь и нефти из нетрадиционных источников.

В 2007 году все были убеждены, что США станет одним из крупнейших импортеров природного газа. Зато уже в 2011-м стало ясно: мы будем производить наибольшие объемы этого топлива. Итак, в течение всего пяти лет неожиданно для всех состоялась масштабная смена, которая раньше могла бы набрать обороты примерно за 50 лет

В одночасье мы стали свидетелями существенного снижения цен на солнечную энергию с $ 8/Wp2 до $ 4/Wp и далее до $ 2,50/Wp. И вновь это изменение, которое происходило на протяжении трех-четырех лет, всех застало врасплох. Ведь в мире энергоносителей принято считать, что рост рынка на 3% ежегодно — это очень хорошо. Зато сейчас мы имеем два огромных рынка, темпы роста которых составляют 20% в год. При этом их развитие базируется на одинаковых технологических принципах.

Стефан Хек: Кроме всего, важно понимать, что теперь мы говорим об инфраструктурных технологиях, которые влияют на повышение производительности всей экономики. Поскольку, если мы снижаем расходы, например, на строительство офисных зданий, от этого выиграют фирмы всех отраслей, которые будут использоваться. Аналогично, сокращение расходов на ресурсы, необходимые для перемещения товаропотоков, дает преимущества любой индустрии, в которой что-то куда-то отправляется.

Если мы виртуализируем процесс — вместо того, чтобы физически перемещать товар, превращаем его в услугу, предоставляемую через телефон или интернет, — это так же распространяется и во многих индустриях: от производства различного оборудования или автомобилей до добывающих отраслей. Сейчас почти все используют возможности виртуального перемещения себе на пользу. Однако мы только в начале пути — новейшие IT-технологии все в большей степени будут влиять на развитие многих других сфер человеческой деятельности.

Мэтт Роджерс: Сочетание информационной и промышленной технологии, применения био- и нано-технологий как меры реагирования на проблемы нехватки ресурсов, — все это нежданно позволило нам получить рост производительности нужного типа. Т.е. для обеспечения определенных темпов экономического роста потребуется меньше ресурсов, чем можно было бы ожидать, или производство таких ресурсов будет значительно дешеветь.

— А как будут развиваться события в сфере автомобильной индустрии?

Стефан Хек: Здесь происходят по-настоящему захватывающие события. «Кривая обучения» для аккумуляторов ускорилась вдвое: с 4-процентного совершенствования на каждое удвоение мощности до 8-процентного. 8% — это очень крутой склон схождения; что-то вроде накопления значительной суммы процентов по депозиту. Иногда мы недооцениваем то, что батареи становятся повсеместными. Разнообразные бытовые устройства и смартфоны, затем автомобили и, наконец, средства для аккумулирования электроэнергии в энергосетях. Если взять транспортные средства, то расстояние, которое можно преодолеть на одной зарядке увеличилось с 80 км до примерно 400 км. А скорость уже выше, чем максимально допустимая для любой скоростной магистрали.

А теперь о расходах. Сейчас за счет цены аккумулятора стоимость автомобиля увеличивается примерно вдвое. Но, если учесть 8-процентную «учебную кривую», можно предположить, что процесс совершенствования дойдет до точки, в которой электрификация автомобиля будет относительно недорогой вариант, примерно как навигатор или хорошая акустическая система (стоить в пределах пары тысяч долларов).

Итак, учитывая технические преимущества, экологические плюсы, а также, что это «тихое» авто, которое, к тому же, быстрее набирает скорость и не «съедает» топливо, когда вы останавливаетесь на красный свет, почему бы не перейти на электричество?

Очень важный вопрос — это интеграция конкретного продукта в его экосистему. Мы больше не просто производим и поставляем автомобиль. Мы продумываем, как он будет взаимодействовать со средой. Будет ли иметь функцию автопарковки? Если это электромобиль, как будет заряжаться? Или будем «думать» о нагрузке на энергосистему? Ведь есть большая разница между тем, будет заряжаться авто вечером, сразу после вашего возвращения домой, или ночью, когда нагрузка на сеть минимальна.

И еще, большое значение имеет то, как мы ездим — идет ли речь только о базовых вещах, либо используется еще и навигатор или еще что-то пока нам не известное? Мы уже видели, как сам по себе ездит беспилотный автомобиль. Сенсоры, которые это делают, стоят сегодня столько, сколько само авто. Но эта система находится в процессе быстрого удешевления, которое мне когда-то приходилось наблюдать. В таких сенсорах где-то 40-процентная «учебная кривая», что означает: с каждым годом их стоимость сокращаться вдвое. Впоследствии эти сенсоры станут относительно дешевой дополнительной функциональностью.

Мэтт Роджерс: Обычно, автомобиль используется менее 4% времени. Но, если вам удастся задействовать его до 10%, или еще лучше 20-30% времени, как это делает Zipcar, экономический эффект будет довольно неожиданным.

Таким образом, мы видим, как Tesla сливается с Google, как появляется беспилотный автомобиль, и как Uber, Lyft и Zipcar меняют наши представления об использовании авто. Иначе говоря, на наших глазах меняются глубоко укоренившиеся в сознании представления о том, что такое автоперевозки.

— Что это будет означать для менеджеров?

Мэтт Роджерс: В течение уже многих десятилетий с каждым годом цены на товары массового спроса в среднем снижаются на 2%. Таким образом, вы как менеджер будете иметь небольшое преимущество, потому что покупать ресурсы будет несколько дешевле. Вместо того чтобы удержать собственные рыночные позиции, вам нужно уменьшать себестоимость вашей продукции на 1-2% ежегодно.

Теперь управленцы должны уметь распознавать изменения, поступающие по разным направлениям; например, вовремя увидеть, как смежные индустрии пересекают границы их отраслей. Также следует настроиться на то, что среднегодовые темпы изменений составят где-то около 20%, а не 2-3%, как раньше. Потребуется умение очень быстро заменять материалы — оценивать, какие из них несут в себе высокие риски, а какие нет. Также критически важно создать систему, которая давала бы возможность повторно использовать большую часть материалов, таким образом уменьшая их стоимость.

Стефан Хек: Вам понадобятся специалисты разных направлений — скажем, не только инженеры-механики, но и химики, программисты, инженеры-электрики, а также специалисты из психофизики и психологии человеческого поведения. Настоящим вызовом станет все возрастающая сложность технических устройств. Поэтому сам процесс комбинирования технических характеристик продукта, определения его функциональности существенно будет усложняться.

И, наверное, самое важное: границы мышления руководителей существенно расширяться. Вы должны видеть то, что происходит за пределами вашей отрасли, — быть в состоянии оперативно инкорпорировать изменения и инновации, генерируемые вашими поставщиками, как в ваши процессы, так и в целую экосистему вашего продукта.

Не исключено, что другие отрасли непосредственно будут влиять на развитие вашего бизнеса. Так, сейчас немало изменений поступают из космической и военной отраслей. Поэтому опять мы возвращаемся к вопросу взаимных влияний, которые различные индустрии будут совершать друг на друга. Таким образом, со временем появятся совершенно новые, возможно, неожиданные направления развития.

Кроме всего, нам в большей степени придется думать про полный жизненный цикл продукта. Что будет происходить в процессе его использования? А что в случае поломки? Как нам наладить техническое обслуживание таким образом, чтобы все можно было сделать дистанционно, не отправляя специалиста к клиенту?

Как завершаться процесс эксплуатации продукта? Чтобы «выжать» с одного устройства максимум производительности, вы должны иметь способности и для его апгрейда, и для повторного использования. И, в конце концов, придет время, когда будет нужно подумать, как провести ресайклинг компонентов и материалов продукта. Таким образом, мы должны мыслить не только о том, как горизонтально интегрировать наши процессы с другими участками экосистемы, но и о том, что вся наша деятельность будет означать для целой цепи поставок и для будущих поколений пользователей.

Ключевые слова:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *